Об обрезании нерукотворном (Колоссянам)

«Послание к Колоссянам» мы будем читать с 9-го стиха первой главы: «Поэтому и мы с того дня, как услышали, не перестаем молиться за вас и просить, чтобы вы исполнялись познанием воли Его, во всякой премудрости и разумении духовном, так чтобы поступать достойно Господа, всячески угождая Ему, принося плод во всяком добром деле и возрастая в познании Бога, укрепляемые всякой силой по могуществу славы Его ко всякому постоянству и долготерпению с радостью, благодаря Отца, сделавшего вас способными участвовать в жребии святых во свете, Его, Который избавил нас от власти тьмы и перенес в Царство Сына любви Его, в Котором мы имеем искупление, отпущения грехов. Он есть образ Бога невидимого, Первородный всей твари, потому что в Нем было сотворено все на небесах и на земле, видимое и невидимое: престолы ли, господства ли, начала ли, власти ли, — все чрез Него и для Него сотворено. И Сам Он есть прежде всего, и все существует в Нем, и ОН же есть глава Тела, Церкви: Он, Который есть начало, Первородный из мертвых, чтобы быть Ему во всем первым, потому что Богу было благоугодно, чтобы в Нем обитала вся полнота, и чтобы чрез Него примирить с Собою все, утвердив мир кровию креста Его, примирить чрез Него то, что на земле, и то, что на небесах»(9-20 стихи. Перевод под ред. еп. Кассиана (Безобразова) ). Мы остановимся здесь.

Прежде всего следует отметить, что Павел начинает этот отрывок с того, что он пребывает в непрерывной молитве о том, чтобы его ученики, в данном случае в Колоссах, исполнялись познанием воли Всевышнего, премудрости и разумения духовного. И он благодарит Всевышнего за то, что у людей появилась такая возможность. Павел благодарит Отца, благодарит Сына – это традиционное для еврейской переписки, для еврейского эпистолярного жанра гимновое отступление: воздание хвалы кому-то. В данном случае, самое оправданное воздание хвалы, воздание хвалы Всевышнему.
В 15-м стихе Павел отмечает две вещи в отношение Сына, в отношение Машиаха. Первое, что Сын «есть образ Бога невидимого». Это выражение не чуждо иудаизму. Иудаизм знаком с таким пониманием. Уже читая первую главу книги «Бытие» (на иврите книга называется «Берейшит»), мы знаем, что Всевыший создал человека по Своему образу. У Всевышнего был образ, было представление, особый замысел о том, каким должен был быть человек, потому что у человека была особая роль во Вселенной. Для этого замысла и был сотворен первый человек Адам. Адам тоже был своего рода первенцем, но Павел говорит дальше о том, что Машиах – «Первородный всей твари» (15 стих).
Если мы обратимся к книге «Псалтырь», то в 88-м Псалме Всевышний говорит: «Он будет звать Меня: Ты отец мой, Бог мой и твердыня спасения моего. И Я сделаю его первенцем, превыше царей земли. Вовек сохраню ему милость Мою, и завет Мой с ним будет верен. И продолжу вовек семя его, престол его – как дни неба» (27-30 стихи Синодального перевода). Здесь еврейская традиция, мидраш «Шмот» видит упоминание о том, что Машиах должен быть первенцем, превыше всех царей земли. И это то, о чем Павел говорит в данных стихах: «Первенец (евр. бхор) всякой твари».
Отметим два аспекта этой фразы. Согласно еврейской традиции еще до того, как был сотворен мир, Всевышний восседал на Своем троне. Справа от Него был рай, предназначенный для праведников, слева от Него был ад, предназначенный для грешников, а перед Ним стоял Храм, в Котором стоял жертвенник. На жертвеннике лежал драгоценный камень, на котором было начертано Имя Машиаха. Согласно еврейской традиции прежде всего, перед существованием мира уже существовал замысел о Машиахе. Всевышний сотворил этот мир для того, чтобы жить в человеке, не ради человека, человек — это только средство, но ради Богочеловека, ради человека, в котором живет Бог, и Первенец, первый Богочеловек – это Машиах. Он был в замысле Всевышнего «прежде всякой твари». Мир не создан ради львов, не создан ради собак и не создан ради больших рыб. Весь мир, вся мировая история существовала ради Машиаха и ради этой идеи, для этой идеи в Нем было сотворено «все на небесах и на земле, видимое и невидимое, престолы ли, господства ли, начала ли, власти ли, — все чрез Него и для Него сотворено». У всего творения, у всего что сотворено, у всего что создал Всевышний была одна цель и эта цель – Машиах.
Мы можем привести пример человека, который решил поехать на свадьбу. Этот человек покупает костюм, он покупает шляпу, покупает обувь, покупает билеты. Человек ездит в туристические конторы, возможно, он заказывает визы и делает иностранный паспорт, но все это существует ради поездки на свадьбу. И хотя сама поездка на свадьбу будет в самом конце, она была в самом начале, в замысле. И если бы не необходимость ехать на свадьбу, то он не покупал бы себе костюм, не покупал бы себе билет, не делал бы ничего другого. Точно также Машиах – цель всего творения, Богочеловек. Человек, в котором живет Бог — эту цель Всевышний избрал, и если не это, то и не зачем было затевать сотворение мира.
Машиах является первенцем точно также, как Иаков. Иаков — первенец, глава общины Израиля, и Израиль назван по его имени. Точно так же тело Церкви, община Машиаха, имеет Машиаха своей главой. Еврейские Писания начинаются словом «берейшит». Слово «рейшит» означает «начало» или «глава». Предлог «бе», с которого начинается Тора, первая буква Библии, имеет не только значение «в». Можно сказать, что «в начале сотворил Бог небо и землю», можно перевести это же как «для начала, ради начала Бог сотворил небо и землю» и можно сказать, что «началом», как инструментом, «сотворил Бог небо и землю». И это «начало» («рейшит») в еврейской традиции часто относится к Машиаху. И если мы это понимаем, то мы можем видеть, что «…Он есть (Павел пишет это в 18 стихе) начало, Первородный из мертвых, чтобы быть Ему во всем первым…». То есть Павел в первом слове книги «Бытие» в первом слове Библии видит намек на Машиаха и дает все три понимания: все Им, через Него, для Него создано. Все создано в Нем.
В этом толковании можно увидеть классическое еврейское толкование книги «Берейшит», первого слова этой книги. Всевышний создал мир, чтобы быть в нем Царем, чтобы явиться в нем. Это основное чудо мироздания – чтобы невидимое явилось видимым, чтобы духовное воцарилось над плотским. И Машиах первый, раскрывший образ Бога невидимого. Он раскрывает в Себе образ Бога невидимого и говорит: « …видевший Меня видел Отца…» (Иоан. 14:9). Через Него в мире раскрывается Бог, «потому что Богу было благоугодно, чтобы в Нем обитала вся полнота…» (19 стих). И через это раскрытие Бога в человеке возникает примирение между плотским и духовным.
«Кто спасет меня », — спрашивает Павел, — «от того, что я делаю то, что не хочу? Кто спасет меня от власти плоти?» Спасет Машиах – Богочеловек, человек, подчиненный Божеству, человек, подчиненный божественному. Он есть образ Бога невидимого, тот самый образ, по которому был создан — «Адам ришон», первый Адам, который не устоял в этом образе. Грех вошел в мир через его грехопадение. И в «новом Адаме» — в Иешуа, в Машиахе, через Его смерть происходит окончательное слияние божественной и человеческой природы. В этом слиянии нам раскрывается возможность умерщвлять в себе «человека плотского». Умерщвляя «человека плотского» и становясь «человеком небесным», мы примиряем то, что на земле, и то, что на небе.
Как может жить согрешивший человек? Наказание за грех – смерть и без смерти нет примирения между плотским (грешным) и земным (святым). Какой вывод, какой выход может быть из этой ситуации? В Иешуа наступило примирение. Мы можем «умертвить» свою плотскую часть, можем «умертвить» свои плотские члены, грешное свое начало. Как Иешуа умер на кресте, так и мы можем умереть вместе с Иешуа – сораспяться Ему своей плотью и через это получить воскресение, возможность восстать так, чтобы в нас восстал «святой человек», то есть «новый Адам», чтобы и мы были образом Бога невидимого. И в этом есть примирение между человеком и Богом, между тем, что на земле, и тем, что на небесах.
Мы будем читать из «Послания к Колоссянам», 2-й главы с 11-го стиха: «… в Нем (имеется в виду «в Иешуа») вы и обрезаны были обрезанием нерукотворным в совлечении тела плоти, обрезанием Христовым…». Сам язык стиха уже требует понимания. В Иешуа читатели «Послания к Колоссянам» были обрезаны неким нерукотворным обрезанием, которое заключалось в совлечении (удалении) тела плоти и это и есть обрезание Машиаха.
Если мы обратимся к книге «Бытие», то в 17 главе в 11 стихе есть повеление об обрезании. На иврите оно звучит как «умальтем эт басар орла тхэм» и обрежьте плоть «орлы», плоть несовершенства вашего. Септуагинта переводит выражение «басар орлатхэм» — то, что нужно обрезать — как «сарка тез акробистиас», где «акробистиас» можно понять как некая «нечистота». В ивритском тексте Писаний мы видим, что и в «Берейшит» 17:14, и в 17:23, и в 17:24, и в 17:25 и дальше по тексту постоянно употребляется именно выражение «басар орла» с разными притяжательными местоимениями. Это может быть «басар орлато»– плоть его нечистоты, «басар орлатан» — плоть их нечистоты, но «басар орла» – это устойчивое выражение. И в греческом тексте мы также встречаем совершенно точно передающее смысл, устойчивое выражение «сарка тез акробистиас». То есть для греческого языка Павла «сарка тез акробистиас» – это устойчивое выражение. Мы встречаем подобные выражения в более поздних текстах, например, в книге «Иудит», которая написана много позже всего Танаха. В 14-й главе в 10-м стихе этой книги рассказывается о том, что Ахиор, уверовав, увидел чудеса, которые Всевышний сотворил для Израиля, и обрезал крайнюю плоть свою. И в этом случае мы встречаем то же самое устойчивое выражение «сарка тез акробистиас».
В отличие от всех этих текстов Павел меняет порядок слов и говорит: «…акробистиас тез сарк…», что значит «мы обрезаем не кусок плоти нечистоты, не нечистый кусок плоти, а обрезаем всю нечистоту плоти». То есть по Павлу суть обрезания в том, что греховное, плотское — всё обрезается, и в этом состоит суть обрезания. Через эту игру слов Павел описывает различие между обрезанием Моисеевым, обрезанием «по Моше», и обрезанием «по Иешуа», обрезанием Машиаха. То есть мы можем понять одиннадцатый стих следующим образом: «В Машиахе вы обрезаны нерукотворным обрезанием путем отделения от вас нечистоты тела и это есть обрезание Машиаха». Как это происходит, Павел описывает в следущем стихе: «…погребенные с Ним в погружении, в котором вы и воздвигнуты были с Ним чрез веру в действие Бога, воздвигшего Его из мертвых…» (2 глава, 12 стих). Это лейтмотив послания Павла: «…если мы умираем вместе с Иешуа, веря в действие Всевышнего в нас, в действие Всевышнего в Нем, то Тот же Самый Всевышний, Который воздвиг из мертвых Иешуа, воздвигнет и нас.
«…и вас, мертвых в согрешениях и в необрезании плоти вашей, Он оживил вместе с Ним, простив нам все согрешения» (13 стих). То есть в момент, когда человек умирает вместе с Иешуа, он оживает вместе с Ним, и все согрешения его прощаются. Почему это происходит? Читаем 14 стих: «Он стер осуждавшую нас с постановлениями, рукопись, которая была против нас, и Он устранил ее, пригвоздив ее ко кресту». Павел говорит в другом месте, в «Послании к Римлянам» в 7 главе, что жена освобождается со смертью мужа. То есть пока женщина находится замужем, она привязана к нему законом, находится под законом мужа, в подчинении мужу. Если муж умирает, то жена получает освобождение от этого закона. Запись о браке, именуемая «ктуба» или «писание», определяет то, что женщина находится во власти мужа. Павел говорит в «Послании к Римлянам» там же в 7 главе о том, что, по сути, мир после грехопадения Адама оказался в нечистоте, которая и устранена, с верующих, через обрезание Машиаха. И эта нечистота имела с человеком отношения «мужа и жены», то есть эта нечистота была «мужем», а человек был «женой».
Иешуа снял с читателя, снял с верующего в Него человека, отделил от него это нечистое тело, нечистоту тела, отделил от него греховного мертвого человека и пригвоздил его ко кресту. И из-за смерти мужа никаких обязанностей перед мужем жена больше не имеет. Все ее долги по отношению к мужу прощаются. Дальше, «…обезоружив начала и власти, Он выставил их напоказ, восторжествовав над ними на кресте… » (15 стих). Текст говорит о том, что Всевышний раздел власти и начала, и публично выставил их на позор. И это Павел пишет, продолжая, собственно, объяснять технологию обрезания в Машиахе.
Для того, чтобы понять, о чем Павел здесь говорит, мы обратимся к книге «Чисел». В 25 главе рассказывается история о том, как народ Израиля, живя в Шитим (Ситтиме), начал блудодействовать с девушками моавитянками. И моавитянки «слово за слово» приглашали народ и покушать «жертвы их и кланяться богам их» (Чис.25:2). Народ прилепился к Ваал-Фегору, и гнев Всевышнего воспылал на Израиль, то есть из-за того, что народ прилепился к чужому богу, как жена прилепляется к мужу, и как муж прилепляется к жене, гнев Всевышнего возгорелся на Израиль. И что говорит Господь Моисею? Он говорит: «возьми всех начальников народа, и повесь их Господу перед солнцем, и отвратится от Израиля ярость гнева Господня» (4 стих). Согрешившие начальники Израиля были повешены.
Хотя на этот счет существует талмудический спор: были ли повешены начальники или же начальники вместе с Моше устроили суд и повесили виновных. Тем не менее, есть версия о том, что именно начальники были повешены. Причем повешены перед солнцем, то есть показательно, на позор, повешены перед солнцем, и, благодаря этому, отвратился от Израиля гнев Господень, т.е. собственно, умер виновник и через смерть виновника от Израиля отвратился гнев. Если мы обратимся к Таргуму (к арамейскому переводу этого текста), то мы увидим, что фраза «повесь их перед Господом» снова звучит в Таргуме как «повесь их перед «мемрой» Господа». Термин «мемра» сложен для перевода, но с некоторой долей осторожности можно сказать, что он используется для проявлений Творца, в том числе и для слова Бога.
В данном случае мы можем понять это так, что наши греховные начала, наши греховные тела оказываются повешенными перед Богом, когда мы сораспинаемся Машиаху. Природа Машиаха побеждает смерть на кресте, Машиах торжествует над греховными телами на кресте. То есть греховное начало умирает, но божественное начало возрастает и торжествует. И этот процесс и есть, собственно, «духовное обрезание», о котором говорит Павел. Оно состоит в том, что человек сораспинается Христу, сораспинается Машиаху и как духовный Иешуа сходит с креста и восстает над смертью земного, так же и «новый человек» оживает для новой жизни. В этом суть обрезания Машиаха, о котором говорит Павел колоссянам. Собственно, уничтожение «ктубы» происходит со смертью мужа, который есть греховное начало, к которому человек попал во власть. Уничтожение греховного начала – это обрезание Машиаха, обрезание нерукотворное, которое прошли колоссяне, и это завет, в который они вступают со Всевышним помимо закона Моше. То есть колоссянам, язычникам, прошедшим через такого рода обрезание, не нужно обрезание, которое нужно Израилю. Им не нужно очищение от «орлы», очищение от нечистоты, которое дает Тора Израилю. Это не нужно язычникам, потому что у них смысл завета и обрезания в другом, и это суть того, о чем говорит Павел дальше в 16-ом стихе: «чтобы никто не осуждал вас».

P.S.: Через неделю после публикации этого материала, мой друг, руководитель общины Бейт Шалом в г.Рига, Александр Огиенко, отреагировал на статью в своей проповеди. Мне жаль, что возникло такое непонимание. Во всей статье и в последних ее предложениях, я говорил о том, что язычником не нужно обрезание крайней плоти, которое получил Авраам. Я нисколько не хотел сказать, что им не нужна Тора или что Тора для них не актуальна. Я считал и считаю, что соблюдение Торы, в той части, которая к ним относится, необходима любому человеку: коэну, левиту, израильтянину и язычнику. Заповеди Торы, непреложны, неотменны и вечны. Что же касается обрезания крайней плоти, как внешнего подражания Израилю, оно не актуально для язычников.

11 thoughts on “Об обрезании нерукотворном (Колоссянам)

  1. Шалом. Слава Богу уважаемый Алекс за Ваше Учение, потому, что это Учение Машиаха которое нигде не звучит, хотя в нем жизнь. Отречение себя, непрестанная смерть на стойке,Любовь не лицемерная самоотверженная, жизнь исключительно только для Бога, -этим пропитан весь Новый Завет и естественно Тора, но этого никто не хочет видеть в этом христианско-мессианском мире! Спасибо Вам Уважаемый за Ваш труд в Амашиахе Йешуа…

    1. «этого никто не хочет видеть в этом христианско-мессианском мире» и только один вы стоите весь такой в «белом пальто» — эпическая картина

      1. отож в «белом пальто», а нужно в белых одеждах быть, но у Вас то наверное не только пальто белое…

  2. Прошу у Всевышнего научить меня мыслить многослойно,удерживать в себе несколько уровней понимания.
    Да даведет начатое в нас до конца. В пути нашего хождения, омывая наши ноги, да неблаговолит исполнить молитвы тех,кто просит чтоб не было дождей!

  3. Спасибо. Обрезание является заветом земли Израиль сегодня?
    Евреи совершающий брит мила имеет надел в Ерец-Израиль?

  4. Шалом! Алекс.
    Объясните разницу в смыслах заветов и обрезания Торы для израиля и Машиаха для язычников. Разве условие завета Авраама не заключается в противостоянии «орла». И разве не нужно противостоять » орла» язычникам? И что имеет в виду Павел р послании Рим 2: 25,26,27.
    С уважением Владимир.

  5. Борух Ашем!
    Алекс, уточните разъяснение 16 стиха. За что осуждал? За нарушение или за соблюдение.

  6. Если обрезание Машиаха это процесс., то Коллосяне были в процессе, или уже их греховное начало «почило»? Почему Павел говорит в прошедшем времени » обрезаны»? Может он имеет в виду то, что если ты в процессе — значит обрезан.?

  7. Шалом!
    Алекс, да благословит Вас Ашем!
    Если язычникам не нужно обрезание, которое нужно Израилю, то нужно ли Израилю обрезание, которое нужно язычникам? Не об этом ли говорит Павел в Гал 2: 15-17.
    С ув. Владимир.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *